Россия на СОР27: «Уголь еще жив, так что подождем» 

Сайд-ивент Российской Федерации на COP27 было примечательно двумя событиями: антивоенным протестом гражданских активистов и отсутствием обсуждения реальных климатических целей в виде отказа от нефти и газа. 

Вступительное слово председателя собрания в первые же минуты было прервано выкриками активистки: «Вы — военные преступники!». Хотя служба охраны довольно проворно удалила ее из зала, протест на этом не закончился. Из разных концов попеременно продолжали раздаваться похожие лозунги, а когда охрана выводила очередного протестующего, зал покидала и часть слушателей.

Слегка растерявшийся ведущий уточнил, что «мероприятие посвящено климатической, а не политической повестке дня», назвал Россию «климатически ответственной страной» и подчеркнул, что структура экономики со значительной долей нефтедобычи «заставляет РФ адаптировать к энергопереходу». Пожалуй, это был единственный тезис с упоминанием нефти и газа за все мероприятие.

Председатель перечислил основные компоненты «комплексной климатической политики РФ»: мониторинг парниковых газов, наука и создание передовых технологий, энергетический переход, а также — взаимодействие с бизнесом и гражданским обществом.

Власти России действительно давно и плотно «взаимодействуют» с гражданским обществом, но довольно своеобразно: «иностранными агентами» объявлены практически все неправительственные организации и свободомыслящие граждане. Организаторы мероприятия в Шарм-эль-Шейхе своей близости к народу не чувствовали – на входе в зал были организованы нехарактерные для сайд-ивентов СОР27 меры по безопасности с досмотром делегатов.

Первым об экономическом ущербе от изменения климата рассказал заместитель министра экологии РФ Сергей Аноприенко. К традиционному для таких мероприятий тезису официальной российской делегации о том, что в России теплеет в два раза быстрее, на этот раз были добавлены данные о том, что в Арктике потепление происходит быстрее в 4 раза, а площадь морского льда уменьшилась в 2 раза. 

Тут бы и начать говорить об усилиях страны по снижению выбросов парниковых газов, но замминистра экологии оценил ситуацию фаталистически. По его словам, «изменение климата остановить не удастся, даже если всю промышленность остановим». Чиновник рассказал прогрессе: в стране установлено 60 тыс. контейнеров для сортировки отходов, а также – о сознательности россиян: 43% из них теперь сортируют мусор. Осталось не совсем понятным, зачем в Египет, где мировое сообщество решает как спасать климат, приехали российские чиновники, способные говорить лишь о мусоре.

«Россия рассматривает экологию и климат как сферу диалога и сотрудничества… Ведь только через сотрудничество можно обеспечить процветание. Мир и стабильность нашей страны», – добавил Аноприенко. 

За энергетику на мероприятии РФ отвечали не представители Минэнерго, и даже — не нефтегазовой отрасли, а зам. гендиректора Росатома Кирилл Комаров. Он подробно рассказал об атомном потенциале России в деле защиты климата. 

«Мало кто будет спорить с тем, что энергия АЭС «зеленая», а ее выбросы равны нулю», — сказал чиновник от Росатома. По его словам, «эффект от АЭС российского дизайна» составляет 200 млн т СО2. 

«Мы не конкурируем с «другой зеленой экономикой» — сказал Комаров. И правда, г-н Комаров, какая уж тут конкуренция, если за 10 лет цена солнечной энергии в мире упала на порядок, а атомной выросла больше, чем на треть.

Из речи представителя Росатома слушатели узнали, что ведомство работает над тем, чтобы «привести российские станции в соответствие с требованиями ООН» (что это?) и занимается «рециклингом»: нашли способ, как отходы отрасли вернуть в энергетический цикл – из «отработавшего ядерного топлива» (слова автора) сделать топливо для ректоров на быстрых нейтронах. Тут имеет смысл добавить то, что опустил г-н Комаров. Этот «способ» (создание т.н. замкнутого цикла с использование плутония в качестве топлива для реакторов на быстрых нейтронах) нашли еще полвека назад и с тех пор ряд стран попытались применить его на промышленном уровне. Технология показала себя значительно более дорогой, чем в случае с АЭС, работающими на урановом топливе, при этом принципиально невозможно решить вопрос ядерного нераспространения. Неудивительно, что за полвека никто так и не перешел на т.н. замкнутый цикл.

По мнению Комарова, «аргументы против ядерной энергетики очень часто политически окрашены и носят эмоциональный характер», а плавучая атомная электростанция на отдаленном полуострове позволила «детям впервые увидеть, что снег может быть белым».

Забыл г-н Комаров упомянуть и о том, что для климатических действий атомная энергетика не имеет большого смысла. Реакторы слишком долго строятся, а климатические действия нужны срочно. Более того, атомная энергетика постоянно дорожает в то время, как более эффективные и быстро возводимые станции на возобновляемых источниках энергии становятся все дешевле. За всю историю атомной энергетики так и не удалось решить ни проблему ядерных отходов, ни проблему ядерных аварий.

Зато замглавы Росатома заручился поддержкой мирового сообщества. По его словам, официально атомную энергию признали «зеленой» в Бангладеш и Китае.

Научный советник главы Министерства образования и науки России Антон Шашкин рассказал делегатам СОР27 о мониторинге парниковых газов и об особой породе тополя, которая по мере роста может поглощать больше углерода. Он также заручился поддержкой деятельности РФ в этом направлении со стороны Ирана, Китая, ОАЭ, Сербии, Индии и Египта. 

Председатель Комитета по климатической политике и устойчивому развитию из Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), бывший член правления корпорации по производству удобрений Еврохим, находящийся под санкциями миллиардер Андрей Мельниченко предложил участникам климатического процесса заниматься не антропогенными выбросами, а выбросами парниковых газов от экосистем. По его словам, глупо заниматься 6% от общих планетарных выбросов и не заниматься остальными 94%. 

От его выступления осталось ощущение, что против России зреет заговор в виде мировой климатической повестки. Представитель бизнеса объяснил то, что РФ согласилась «играть в эту игру» (Парижское соглашение), потому что «страна молодая, нам всего 30 лет, и уровень развития у нас соответствует возрасту. Хотя это не соответствовало полностью нашим интересам, но потому что думали, что вреда это не принесет».

«Началась наша известная военная спецоперация, и все здравые повестки со стороны России типа климатической, наверное, вернутся после ее завершения», — добавил он.

Посол доброй воли Программы ООН по окружающей среде в России, депутат российской Думы и бывшая звезда хоккея Вячеслав Фетисов не согласился с тезисами коллеги о возрасте России и подчеркнул место и значимость страны в международных процессах: «Вот американцы недавно сыграли… и мы сыграем в хоккей на атомном ледоколе на Северном полюсе — это на самом деле круто!». 

«СОР — это место, на котором должны приниматься решения по будущему, если это не так, то зачем мы тогда здесь», – добавил он. По его словам, без благополучия России мир справиться с проблемами не сможет, а санкции против РФ после вторжения в Украину, негативно действуют на климатическую политику. «Мы готовы сотрудничать, но на нас наложены санкции, в том числе, на зеленые и энергосберегающие технологии. Я не понимаю…»

Логику процессов для непонятливых в начале мероприятия РФ и за пределами зала пояснила украинская активистка, основатель и руководитель организации Razom We Stand Свитлана Романко: «Я рада, что на российском мероприятии на СОР27 назвала зло по имени и смогла сказать этим людям в лицо то, что хотели бы сказать все украинцы. Россия — террористическое государство: вы занимаетесь геноцидом, пытаете и убиваете нас ежедневно в течение девяти месяцев, Ваша нефть и газ убивают нас и климат! Вы — военные преступники, вы должны быть не здесь, а в международном суде!»… 

Обычно мероприятия на климатических саммитах организуют для того, чтобы обсудить наиболее важные для этого процесса темы. Но на российском сайд-ивенте для дискуссий места не было. Не всем удалось получить ответы. Корреспондента BBC за вопрос: «Вы собираетесь платить за ущерб, причиненный окружающей среде в Украине?» быстро удалили из комнаты. 

На вопрос из зала о том, что Россия думает о предложении Индии включить в текст окончательного решения CОР27 необходимость формулировки «постепенного отказа от всех ископаемых видов топлива», а не просто «постепенного отказа от угля», как это было в согласованном на COP26 Пакте Глазго, последовал ответ: «Уголь еще жив, так что подождем». 

Оставьте комментарий

Filed under 2022-11, COP-27, Egypt

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s