Ископаемые, на выход!

CAN
Фото: CAN


РФ, США, ОАЭ и Египет разделили между собой антинаграду «Ископаемое дня» в пятницу, объявленную тематическим днем декарбонизации на 27-й конференции сторон (COP27) Конвенции по изменению климата (РКИК) ООН. Страны, блокирующие прогресс в климатических переговорах, получают «переходящий приз» от сети общественных организаций Climate Action Network (CAN) с 1999 года.

Россия, 60% бюджета которой составляют доходы от продажи ископаемого топлива, использует эти средства для ведения войны в Украине. В результате военных действий за 7 месяцев в атмосферу попало 33 млн т СО2, а ожидаемые выбросы, связанные с восстановлением разрушенной инфраструктуры страны, оцениваются примерно в 50 млн т. Очевидно, что страна, в состав делегации которой на климатических переговорах входят 33 лоббиста ископаемого топлива, не стремится ни к какой декарбонизации.

Анализ состава делегаций стран-участниц показывает, что в этом году на конференции присутствует на 25% больше представителей нефтегазовых и угольных компаний, чем в прошлом, что, несомненно, говорит о росте их влияния на переговоры. И едва ли они приехали заявить об отказе от своей деятельности.

«COP27 напоминает выставку углеводородной промышленности, – считает Рэйчел Роуз Джексон (RachelRose Jackson) из Corporate Accountability. – Это безумная карусель, а не климатические действия. Топливная индустрия и ее повестка – смертельны. Их мотивация – прибыль и жадность. Их не волнуют меры против изменения климата. Никогда не волновали и не будут». 

Как свидетельствует анализ состава национальных делегаций на COP27, лица, связанные с добычей ископаемого топлива, входят в состав 29 из них, но самой насыщенной «ископаемыми» интересами является российская. Здесь есть представители таких компаний, как EN+ Group, «Газпром», «Лукойл», «Татнефть», «Северсталь», «Сибур».

Количество нефтегазовых и угольных лоббистов на COP27 превышает общее число делегатов из десяти наиболее пострадавших от изменения климата стран, включая Бангладеш, Пакистан и Мозамбик, равно как и количество представителей коренных народов. Да и вообще размер любой национальной делегации, кроме ОАЭ (в которой, впрочем, 70 человек – из углеводородного сектора).

«Эти лоббисты имеют больше прямого доступа к переговорщикам и должностным лицам, чем организации гражданского общества, — говорит Брайс Бёмер (Brice Böhmer) из Transparency International. – Если у частного сектора есть доступ, которого нет у гражданского общества, следует вообще пересмотреть организацию этих самых конференций сторон».

По данным Международного энергетического агентства, достичь нулевых выбросов к 2050 году можно условии, что никакие инвестиции не будут вкладываться в новые нефтегазовые и угольные проекты. На предыдущей конференции сторон РКИК в Глазго 39 стран и организаций подписали обязательство остановить государственное финансирование добычи ископаемого топлива к концу нынешнего года. От нынешнего саммита ожидаются еще более решительные шаги в сторону полного отказа от углеводородов – но как их достичь при участии тех, кто заинтересован эти шаги замедлять, блокировать и запутывать?

Оставьте комментарий

Filed under 2022-11, COP-27, Egypt

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s