Статья 6

В Бонне, где проходит очередная климатическая конференция ООН,  активизировались переговоры о новой системе углеродного рынка. Несмотря на то, что обсуждение статьи 6 Парижского соглашения зашло в тупик, удалось подготовить новый проект текста. Он включает в себя практически все имеющиеся на данный момент предложения: о двойном учете, перенесении механизмов из Киотского протокола, включении лесов и др.

Во время Конференции сторон в (СОР24) в польском Катовице статья 6 оказалась единственным элементом свода правил Парижского соглашения, по которому правительствам не удалось достичь консенсуса.

Основная задача «проблемной» статьи — определить механизмы кооперации между странами в осуществлении их национальных вкладов по снижению выбросов парниковых газов (NDC). По сути, государствам необходимо договориться об экономических инструментах сотрудничества, без которых все благородные намерения останутся словами.

Результатов этих обсуждений с нетерпением ожидают и стороны процесса, и бизнес. «Статья 6 имеет решающее значение для всех крупных и малых предприятий из всех секторов экономики всех стран, — говорит Майда Дабаги (Majda Dabaghi), директор по инклюзивному и зеленому росту Международной торговой палаты (ICC). — Наши члены — 45 миллионов предприятий из более чем 100 стран — с нетерпением ждут ясности в отношении правил Статьи 6, которые необходимы для полного вовлечения частного сектора в решение проблемы  декарбонизации».

Запланированные Парижским соглашением действия по снижению выбросов могут быть и рыночными, и нерыночными. Например, это могут быть совместные налоги на выбросы парниковых газов, единая маркировка товаров, общие адаптационные меры, общие стандарты и т.п. В отличие от схем Киотского протокола, в которых у стран были определенные на международном уровне обязательства (квоты) и гипотетическая угроза штрафов за их невыполнение, в парижском документе этого нет. Поэтому вероятность, что у страны появится необходимость покупать единицы снижения выбросов для выполнения своих NDC мала. Поэтому чисто рыночной такую торговлю квотами назвать нельзя.

Однако международные экономические процессы в этом направлении идут: в 2020 году будут объединены системы ЕС и Швейцарии. И, получается, что факт наличия в стране действенного углеродного регулирования сам по себе является мерой против других стран в отношении импортируемой продукции, не обложенной углеродным налогом.

На переговорных площадках глубокие разногласия возникают в вопросе о том, как стимулировать инвестиции в эффективные проекты, которые не несут в себе новых экологических угроз и не усугубляют социальное неравенство. Поэтому много говорится о создании правил, которые не допускают двойного учета сокращений выбросов, и гарантируют стандарты устойчивости. Все страны согласны, что регулирование должно быть, но по его деталям мнения сильно расходятся.

Подготовленный в польском Катовице в прошлом году текст содержал возможность участия стран с разными типами NDC- в абсолютных значениях выбросов парниковых газов и в удельных единицах на единицу валового внутреннего продукта (ВВП) и т.п. Однако договориться о такой схеме не удалось из-за позиции Бразилии, которая выступила против системы, гарантирующей отсутствие двойного учета единиц снижения выбросов. И в Бонне Бразилия продолжает не соглашаться, и продвигает модель новойсистемы механизма чистого развития (МЧР) с углеродными кредитами.

Блок островных государств Aosis требует введения своеобразного «подоходного налога», представляющего из себя автоматическое аннулированию 30% углеродных кредитов, полученных в новой системе, без учета каких-либо национальных целей. Например, если проект предотвратил 1000 тонн выбросов углекислого газа, зачтется 700. Этот налог, по мнению сторонников идеи, дает «выгоду для атмосферы». Оппоненты этой идеи, в том числе из ЕС, считают, что такой подход затопит рынок кредитами малой экологической ценности, и призывают к созданию новой схемы.

«Статья 6, в отличие от почти всего остального в Парижском соглашении, потенциально может нанести реальный вред», — говорит представитель делегации Коста-Рики Фелипе де Леон Денегри (Felipe de Leon Denegri).

Предостережения отнюдь не беспочвенны. Схема компенсации Киотского протокола с помощью углеродных кредитов (CER) позволила богатым странам достичь национальных целей по сокращению, но какой ценой? Она привела к созданию более 1,9 млрд углеродных кредитов для более 8 тыс. проектов и программ в 111 странах. Среди них — угольные электростанции в Индии и Китае и плотины в Гватемале. К тому же этот механизм подвергся критике со стороны экспертов за неэффективность: в отчете, подготовленном по заказу ЕС, есть вывод о том, что 85% финансовых вложений имеют «низкую вероятность» сокращения выбросов.

Компромиссом может стать создание новых схем с ограниченным использованием старых киотских механизмов. Но эксперты считают, что впереди «трудный разговор» и добиться консенсуса будет непросто.

Для России и других стран ближнего зарубежья главным механизмом устойчивого развития может стать сотрудничество в виде двусторонних проектов, позволяющее привлечь инвестиции. Но только в том случае, конечно, если Россия ратифицирует Парижское соглашение.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under 2019-06-Bonn

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s