ПРОГРЕСС БЕЗДЕЙСТВИЯ

Oleg-Shamanov

Российская Федерация представила в субботу свой отчет на заседании рабочей группы по многосторонней оценке (Multilateral Assessment working group session) на климатической конференции ООН в Бонне. Перед странами, которые отчитывались в рамках сессии, стояла задача продемонстрировать прогресс на пути к достижению своих целей по снижению выбросов парниковых газов к 2020 г.

Восемнадцать развитых и десять развивающихся стран Киотского протокола, включая Россию, в соответствии с правилами международной оценки и проверки (IAR), представили двухгодичные отчеты и ответили на вопросы других делегаций. Отчет России представлял директор Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Александр Нахутин.

В начале своего выступления представитель Росгидромета традиционно предупредил присутствующих о «соответствующих национальных обстоятельствах» — бескрайние территории 9 тысяч километров с востока на запад и от 2,5 до 4 тысяч километров с севера на юг, непростые климатические условия. Также была подчеркнута специфика страны: на долю России приходится 70% бореальных лесов — это более чем 25% мировых лесных ресурсов. И еще «обстоятельства»: 20% электроэнергии России производят гидроэлектростанции (ГЭС) и 10% — атомные станции (так указано в официальной презентации – прим.ред.), а также — большое количество углеводородов производится для экспорта, а не для внутреннего использования.

Согласно докладу, уровень выбросов СО2 в стране в 2015 составил 70,4% (без учета сектора землепользования, изменений в землепользовании и лесном хозяйстве — ЗИЗЛХ), а с ЗИЗЛХ — 54,3% от уровня 1990 года.  При этом доля энергетического сектора в общем объеме выбросов без ЗИЗЛХ составляет 82,8% (данные от 2015). Основная часть мер по смягчению, как следует из официальной презентации, связана с энергосбережением и  энергоэффективностью.

Были упомянуты некоторые «количественные эффекты» российской климатической политики: реализация правительственного плана  привела к сокращению доли попутного нефтяного газа в общем объеме с 23% в 2012 году до 12% в 2015 году и 10% в 2016 году.

Представители официальной России приводят оптимистичные цифры: рост ВВП с 2000 по 2015 г. составил 71,5%, при этом рост выбросов за тот же период — только 16,6%. Как следует из выступления России, все это – последствия политических усилий и мер.

План действий, принятый Правительством РФ, содержит общеэкономические меры по трем основным направлениям: формирование трехуровневой системы учета выбросов парниковых газов, оценку эффективности запланированных мер по снижению выбросов парниковых газов на период 2020-2030 гг. Также запланированы меры по государственному регулированию выбросов в секторах экономики, в том числе, рассматривается возможность использования механизмов углеродного рынка.

Были перечислены основные рамки российской климатической политики. Среди них — Стратегия экологической безопасности (апрель 2017), которая, по словам представителя России, включает развитие низкоуглеродной экономической стратегии и меры по смягчению негативных последствий изменения климата. Также в России разрабатывается План действий по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов, ведется подготовка к ратификации Парижского соглашения. Указан и период реализации этих планов — 2016-2019 гг.

Планируется разработка проектов Низкоуглеродной Стратегии — 2050 по адаптации и лесному хозяйству. Меняется и отраслевая политика: корректируется энергетическая стратегия, программа по энергоэффективности, формируется Транспортная стратегия и тд.

Из всего озвученного делается вывод: достижение климатических целей для 2020 и 2030 гг позволит Российской Федерации выйти на путь низкоуглеродного развития и, вместе с мировым сообществом, идти к долгосрочным целям ограничения роста глобальной температуры в пределах 2 градусов по Цельсию.

Вроде бы хорошо звучит. Но возьмем, к примеру, «наше климатическое всё» — леса. Несмотря на заверения в наличии «стройной системы управления лесами», сегодняшние российские подходы прогрессивными назвать нельзя. Главный принцип «срубить побольше и поглубже», по мнению многих экспертов, ведет в тупик. Необходимо переходить от экстенсивных «пионерных рубок» к действительно эффективному ведению лесного хозяйства. Если же все оставить на нынешнем уровне, к 2030-му году «легких планеты» на территории России может уже и не быть — рубить станет нечего, дышать будет нечем.

Или последний вариант «Энергостратегии-2035». В нем заложен сугубо сырьевой сценарий. Основная ставка – на нефть и газ, а также увеличение добычи угля. Представитель России удивительным образом позабыл упомянуть об этом в своем докладе. Неужели побоялся, что сочтут за дурной тон?

Или государственные программы энергоэффективности. Увы, темпы выполнения давно и сильно не соответствуют заявленным целям. Возобновляемую энергетику в официальном докладе упомянули вскользь – привели лишь «показательный» пример солнечной станции Кош-Агач в Алтае. Потому что проценты и показатели в государственном масштабе более, чем скромные. Менее 1% в современной выработке электроэнергии (не считая больших ГЭС) и план на 5 гигаватт установленной мощности по солнечной энергетике при самом оптимистичном сценарии к 2030 году. Некоторые страны строят столько за год.

Все планы в рамках российской климатической политики – на дальнюю перспективу. И к рассмотрению вопроса о ратификации Парижского соглашения на официальном уровне вернутся лишь в 2019 году (если вернутся). Кстати, если в ближайшее время не ратифицировать новый климатический документ, то уже в конце следующего года на 24-й Конференции Сторон Россия может лишиться права голоса в климатических переговорах.

Доклад России оставил очень грустное ощущение: очевидно, что все вышеописанное – путь бездействия. Да, может быть нам даже удастся кого-то убедить, что российская климатическая политика цветет бурным цветом. Мы даже сами можем в какой-то момент в это поверить. Но вряд ли такая вера сама по себе приведет к каким-то изменениям.

Что ждет Россию с такими подходами в 2030 году? Чем больше времени проходит, тем меньше шансов «запрыгнуть в поезд безуглеродного будущего». Уже сейчас технологическое отставание от прогрессивных стран поражает своим масштабом. И речь не только о Германии или США, но и о Китае, Индии и Бразилии. Ничего хорошего как с климатической, так и с экономической точек зрения при сохранении нынешнего положения вещей ждать не приходится.

На фото: Олег Шаманов (МИД РФ)

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under блог-записи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s