УГЛЕРОДНЫЙ РЫНОК ДЛЯ РОССИИ

Довольно безрадостная картина развития мирового углеродного рынка предстала перед собравшимися на сайд-ивент «Рыночные механизмы в пост-Дурбанском климатическом режиме» делегатами Конференции ООН в Дохе. Организаторы мероприятия – Гарвардский университет и Международная ассоциация по торговле выбросами (IETA) продемонстрировали результаты анализа действующих моделей мировой углеродной торговли: затраты, выгоды и перспективы.

Назвать выводы исследователей оптимистичными трудно – по мнению экспертов, совсем юный углеродный рынок, как и все мировое экономическое пространство, переживает сложный период. Цены на единицы сокращения выбросов СО2 продолжают падать. Эта ситуация разрушающе действует и на экономику и на окружающую среду, что заставляет прибегать к специальным мерам по стабилизации ситуации, вплоть до директивного формирования цен.

Глобальный углеродный рынок начал формироваться в 2005 году с вступлением в силу Киотского протокола, который не только устанавливает ограничения на выбросы парниковых газов для наиболее развитых в промышленном отношении стран, но и предусматривает экономические механизмы, позволяющие странам сотрудничать на взаимовыгодной основе с целью сокращения выбросов. Вначале основной целью создания углеродного рынка было обеспечение условий, при которых сокращение выбросов будет осуществляться наиболее экономически целесообразным образом.

Поднимать углеродный рынок необходимо общими силами – говорят международные эксперты. Но каким образом и когда будут определяться рамки  сотрудничеством между разрозненными и самостоятельными на сегодняшний день сегментами пока неясно.

Перспективы участия России в углеродном рынке еще более смутные, чем  общий фон. Уже нет ожиданий от проектов совместного осуществления (ПСО). Но пока остаются  другие способы торговли.

«Единственным реальным в этой ситуации прогрессивным путем может стать создание внутреннего рынка, – считает директор Центра экологических инноваций Георгий Сафонов. —  Но этот путь требует серьезных первоначальных усилий».

Зачем России углеродный рынок? Как показывает международный опыт, использование рыночных механизмов в решении природоохранных задач позволяет достичь результата наиболее эффективным образом. По подсчетам американцев, использование рыночных механизмов удешевляет выполнение задач как минимум в 5 раз по сравнению с административным регулированием. Но под внутренним рынком эксперты подразумевают реальные сокращения выбросов от уровня нынешних  показателей. Не призрачные квоты, а фактические выбросы. Российского чуда ожидать сложно: природоохранные подходы страны последних  лет не изобилуют новыми подходами. Хотя теоретически – все в наших руках. Китай, находившийся в похожих условиях и не имевший опыта реализации рыночных подходов, смог вполне успешно войти в углеродный рынок.

«Создать практически с нуля рынок сложно. Но система углеродного рынка проста – это чисто управленческая технология, хорошо отработанная в мире, ее просто нужно адаптировать к нашим условиям, — говорит Сафонов. – Это сэкономит деньги на усилия по сокращению выбросов и создаст стимулы не только для тех, кто эти выбросы снижает, но и сформирует условия для технологического прорыва».

Представители российского бизнеса давно выступают за создание внутреннего рынка торговли выбросами и неоднократно доносили эту позицию до российских властей. Но, судя по позиции России на переговорах, реальные экономические интересы страны не находят отражения в  позиции страны в международном климатическом процессе. Хотя формально Россия не отказывается от участия в формировании международного углеродного рынка. Украина, Казахстан, Белоруссия не только говорят, но и создают углеродные рынки. Сложно, не всегда «красиво», но делают. А вот в Россию углеродные инвестиции не пойдут.

Тем временем «парниковая составляющая» составляет не менее 5% общей стоимости российского экспорта. В скором времени она может стать предметом таможенного или иного регулирования со стороны торговых партнеров России. Это означает, что страны и отрасли, в которых такого регулирования нет, постепенно попадут под влияние внешних систем, как это произошло с международной авиацией и произойдет в ближайшей перспективе с морским транспортом, далее и с экспортерами углеродоемкой продукции. Выбирая из двух зол меньшее, России целесообразно самой определить условия и механизмы регулирования выбросов парниковых газов и, не дожидаясь внешнего влияния, включиться в формирование углеродного рынка.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under 2012-12, Doha, COP-18, блог-записи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s