LULUCF — ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ?

Одним из предметов для серьезных дискуссий на переговорах является LULUCF — землепользование, изменение землепользования и лесное хозяйство, точнее — учет эмиссий и учет и зачет стоков.

Особенно актуально это для лесных стран, таких как Россия, что также следует из одного из заявлений Медведева о том, что Россия подпишет климатическое соглашение в случае, если «российские леса будут учтены». Безусловно, на самом деле всё обстоит гораздо сложнее, но стоит посмотреть, что за этим стоит — учитывая, что на самом деле, возможности и способы учета эмиссий и стоков LULUCF до сих пор неясны и непрозрачны. Именно поэтому разные страны предлагают различные комплексные меры по учету реальных эмиссий и стоков и говорят о необходимости обще методологии. В частности, в одном из недавних документов секретариата конвенции делается попытка рассмотреть степень, в которой разные страны будут опираться в том числе на сектор LULUCF для достижения целей по снижению выбросов. Пока же этот сектор вносит свой вклад в пресловутый «гигатонный разрыв».

Впрочем, пока остается открытым вопрос, о каких собственно правилах идет речь — поскольку обязательства и правила по второму периоду вообще не были пока что определены. Таким образом, уже не раз звучало предложение о более четком и прозрачном изложенни ожиданий, из которых исходят стороны соглашения в учетах эмиссиий и стоков в данном секторе. Их неопределенность делает невозможным и реальную измеримость общих целей по снижению выбросов, было даже предложено создать отдельную таблицу учетов по LULUCF и сочетания их целями по снижению.

Россия является хорошим примером такой неразберихи с учетом. На сессии в Бангкоке Россия представила несколько сценариев по эмиссиям парниковых газов — от снижения на 14% при бурном экономическом росте, до — 28%. к 2020 году. Однако ни в одном из сценариев не были учтены ни перенос квот, ни LULUCF. Теоретически, с учетом лесного сектора снижение Россией выборосов СО2 могло бы достичь 40% к 2020 году.

И здесь начинается самое интересное. В Канкуне в качестве подхода по учету был принят подход базовой линии, с которым Россия согласилась. Расчет исходит из того, что происходит с лесами без прямого дополнительного вмешательства человека, и от этого уже идет подсчет, к чему привели действия по поглощению СО2 лесами.

Изменения режима рубок, лучшая защита от пожаров — специальные меры могут быть засчитаны как выполнение обязательств. Однако в принятом подходе базовой линии было введено такое понятие как форс мажор — исключение явлений, которые происходят не по воле человека. В том числе, это касается очень сильных пожаров. Однако здесь встает вопрос на примере пожаров в России — виноваты ли в бедствии волны жары, или бедственная ситуация в лесном хозяйстве из-за неумелых и непродуманных реформ, которые привели к невозможности осуществления мероприятий по защите лесов от пожаров. Таким образом, сейчас предлагается все-таки сам принцип форс-мажора оставить, но ограничить тем или иным процентом (например, 5 процентов).

Возникает так же вопрос, от чего вести отсчет — от объема СО2, поглощенного лесами, или от общих эмиссий. Россия выступает за полное включение доли лесов в цели по снижению, однако у Евросоюза это вызывает опасения, поскольку в этом случае будет меньше нагрузка на предприятия в области снижения выбросов.

Видимо, наиболее разумный вариант — это отдельные цели по лесам, и при этом Россия могла бы создать прецедент и инициативу, взяв по лесам отдельные обязательства.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under "меньше двух" № 49

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s